ПЕРСОНА

Дарья Армутова расскажет реальные истории в которые сложно поверить

К психологам люди ходят, к психиатрам попадают. Дарья Армутова — врач-психиатр — делится опытом и выводами, оборачивая их в душещипательные истории без какой-либо идентификации.

Ревность или как сойти с ума по собственному желанию

Ирина, хрупкая симпатичная женщина с короткой стрижкой, идеальным маникюром и сумкой-тоут от Gucci суетливо перебирала трясущимися пальцами подол юбки. Ее болезненная худоба выражала затянувшееся отчаяние, голос дрожал от слабости, глаза то и дело наполнялись слезами. Пациентке за пятьдесят. Несколько лет она занимала хорошую должность в крупной федеральной компании. Но два года назад ей пришлось написать заявление «по собственному». Спустя несколько месяцев после случившегося сын перестал привозить внуков, параллельно муж попросил развода. На первый взгляд Ирина — бедная женщина, получившая от судьбы черную метку.

— Ирина, расскажите свою историю, — осторожно прощупывает пациентку психиатр.

— В моей истории нет ничего необычного. Просто однажды пропал аппетит. Совсем не могу есть. И слабость дикая.

— Как давно пропал аппетит? Что этому могло поспособствовать?

— Вы знаете, наверное, с того дня, как у мужа появилась любовница. Это случилось около четырех лет назад.

— Как вы узнали, что у него другая женщина?

— Я это почувствовала. Он стал холоден, отстранен, замкнут. Совершенно со мной не разговаривал.

— Переписка, следы на одежде, может быть, дома не ночевал? Что-нибудь из конкретных фактов было?

— Нет, ничего. Но я чувствовала, понимаете?

— Вы разговаривали с мужем об этом?

— Да, конечно, очень часто. Я пыталась выяснить, кто это, требовала, чтобы он прекратил встречи, хотела уйти от него, но он не отпускал, уверял, что у него никого нет.

— Почему вы ему не верили?

— Я вам уже сказала… Он перестал общаться со мной, замкнулся…

Они проговорили около часа. Ирина рассказала о том, как ходила к психологам, гадалкам, колдунам и ведьмам, но никто ей не помог справиться с этим состоянием. Жизнь лишь на несколько дней входила в привычное русло, а потом вновь накатывала депрессия со всеми вытекающими последствиями. Правда, пациентка так и не раскрыла страшную тайну, которая  сразу пролила бы свет на все происходящее.

Пять лет назад супругу поставили страшный диагноз — рак простаты. Прооперировали. После чего он уже не мог выполнять «супружеские обязанности». Мужчина ушел в себя, переживал, никак не мог свыкнуться с нынешним положением. Супруга же не хотела видеть в этом проблемы, придумала другую. С ума сходила не только она, но и все вокруг. Первыми не выдержали работодатели: прежде отличный управленец перестала справляться с элементарными функциями, ее попросили покинуть пост. Женщина ушла с головой в воспитание внуков, но спустя какое-то время стала на них срываться, проявлять открытую агрессию в адрес детей, сын решил свести к минимуму их общение, в итоге и муж согласился на развод: «Жить в таком аду у меня больше нет ни сил, ни желания».  История могла закончиться очень печально, если бы не помощь специалистов. Спустя три месяца лечения Ирина вернулась к своей давно забытой счастливой жизни. Отношения с мужем восстановлены, внуки рядом, а с работой в принципе нужно было давно заканчивать. Вчера Ирину с супругом видели в ресторане: ухоженная, цветущая — и, говорят, кушала с аппетитом. 

«Хочется верить, что следующее поколение молодежи не будет так зависеть от картинок в телефоне, понимать, что за фотошопом не угнаться, и обладать критическим мышлением в адекватной степени»

Жертвы требуют красоту 

Максим рос добрым, отзывчивым, умным ребенком. Пятерки в школе, первые места на олимпиадах, куча друзей, приятелей — и все как один положительные: ЗОЖ, ПП и спорт в больших количествах. Его мама Екатерина Викторовна имела небольшой ресторанчик, папы не было. Ушел к другой женщине. Давно ушел. Никто и не вспоминает уже. Когда Максиму исполнилось пятнадцать, он решил подрабатывать фотомоделью. Мама ненароком подумала: гомосексуалист! Но нет. Сын уже год встречался с одноклассницей Машей. Красивая девушка, дочь состоятельных родителей, блоггер и модель. Молодые люди хотели работать вместе. Жизнь текла своим чередом. Однажды только Максим слегка травмировался на тренировке, но это мелочи. Мужчина всё-таки. Да и одежду стал носить странную, все больше удлиненную. Встанет перед зеркалом, разглядывает себя, хмурится почему-то, потом сидит в телефоне, поникший. «Возраст, видимо», — думала мама и продолжала гордиться сыном. Вчера посмотрела дневник — одни пятерки, позавчера пришла домой — на столе салат из авокадо и креветок, два дня назад — первое место на соревнованиях. Екатерина Викторовна решила хоть чем-то быть полезной сыну, хотя бы спортивную одежду в машинку закинуть. Шорты, майка, носки… А это что? Белая упаковка с надписью «Инсулин» посеяла в голове миллион вопросов. Екатерина Викторовна рванула в комнату сына с требованием все объяснить. Между ними впервые в жизни произошел конфликт. Он был дан родственникам для того, чтобы вскрыть реальность происходящего, стихийное бедствие с возможными ужасными последствиями. Максим готовился совершить самоубийство. Мать не могла поверить в услышанное. Почему? Зачем? Мозг не подкидывал ни одного варианта. «Мама, меня не устраивает моя фигура, а точнее, ягодицы. Они несоразмерно большие. Я больше не могу с этим жить. Ни один пластический хирург не соглашается их уменьшить, я обошел все клиники города. А помнишь травму, которую я якобы получил в спортзале? На самом деле я пытался отрезать часть ягодицы сам. Напильником. Но это больно, мам…» — Максим говорил так, будто делился мыслями о теракте 11 сентября, гибели «Курска» или любой другой глобальной трагедии человечества. Он испытывал глубочайшую боль, скорбь, а еще одержимое желание во что бы то ни стало решить «проблему» или… умереть. Екатерина Викторовна поняла — сын болен. Она приняла этот факт сухо и сдержанно. Слезы потом. Все потом. Где телефон? На следующий день Максим уже был на приеме у психиатра. На доводы о том, что у него хорошая спортивная фигура, реагировал отстраненно. У парня абсолютно отсутствовало критическое мышление. Любой факт, который не соответствовал его личным представлениям о себе, вызывал агрессию. Он без конца твердил об инстаграмных эталонах, изнурительных и безрезультатных тренировках, хирургах, которые не захотели ему помочь, и о том, что завтра его уже не будет. Диагноз: дисморфофобия.  Хочется верить, что следующее поколение молодежи не будет так зависеть от картинок в телефоне, понимать, что за фотошопом не угнаться, и обладать критическим мышлением в адекватной степени. В противном случае именно они будут составлять большую часть пациентов психиатрических клиник.   Прошло два месяца. Максим вновь тот самый отличник, душа компании — и рядом с ним его девушка Маша. Они вместе позируют перед камерой в нарядах от лучших дизайнеров. Красивые, успешные, молодые. Екатерина Викторовна ждет сына дома, чтобы успеть перед сном закинуть в машинку его спортивную одежду.

Деньги, деньги, дребеденьги…

Кристина — счастливая мама и жена. И это не статус в инстаграм, а вполне обоснованная реальность. Костя всегда был образцовым парнем, женихом, мужем. Вместе они решили пройти жизненный путь со всеми его перипетиями. После двух лет брака родили замечательную девочку Соню, взяли ипотеку и даже подкопили на новенький Hyundai. Кристина спустя полтора года декретных, вышла на работу в банк, Костя продолжал трудиться менеджером в автосалоне. Счастливая идиллия… в которой однажды супруг не пришел домой ночевать. Верить в существование некой «угонщицы» Кристине не хотелось. На все сцены ревности Костя отвечал лишь легкой улыбкой: «Милая, мы скоро заживем! У нас будет все! Дай мне немного времени! Наконец-то, я нашел способ жить хорошо!». Кристина чувствовала подвох: какие-то новые люди, телефонные звонки поздними вечерами, обсуждение немыслимых проектов. Так прошел месяц, Кристина почти отчаялась в своем непонимании, Костя, напротив, был счастлив и полон энтузиазма. Однажды, она нашла у него в портфеле 400 тысяч рублей. Откуда? Костя нагрубил и попросил впредь не лазить по его вещам. Дело дошло до развода. Тогда-то Кристина и узнала о кредитах и займах супруга, общая сумма которых уже достигала двух миллионов рублей. Что происходит? Для чего это все? Костя все же уговорил жену подождать с разрывом отношений. Завтра он летит в Москву на переговоры с инвестором. Неким Алексеем Михайловичем Бородиным — владельцем крупной коммерческой структуры «Атлант». Сделка обещает быть многообещающей! Костя попросил жену забронировать номер в отеле Ritz Carlton на двое суток. Кристина согласилась, однако так и не нашла в интернете ни этой компании и ни одного упоминания об инвесторе. Ужас ситуации заключался в том, что вся эта история существовала только в голове супруга. После консультации с психиатром выяснилось, что странное поведение — это не что иное, как маниакальный синдром, который, кстати говоря, может передаваться генетически, — дедушка Кости в молодости часто страдал депрессией и покончил жизнь самоубийством. Не всегда активная деятельность свидетельствует о стабильном эмоциональном состоянии и профессиональном успехе, часто подобные эпизоды — лишь симптомы нарушения психики. Костю уговорили пройти обследование, диагноз подтвердился. Лечение длилось три месяца. К процессу подключились родственники и друзья: поддерживали, контролировали прием лекарств, посещение специалистов. Кристина тоже всегда была рядом. Через некоторое время от расстройства не осталось и следа, долги выплатили общими усилиями. Костю спасли. Семья вновь обрела свое тихое счастье.

@darina828

Оставьте комментарий