СТИЛЬ ЖИЗНИ

Олег Рыбкин о новом спектакле «Смерть Тарелкина»

Олег Рыбкин, главный режиссер театра им. А. С. Пушкина, рассказал «Дорогому удовольствию» о новом спектакле, праве на интерпретацию и о том, сколько крови театр закупил для премьеры.

Олег Алексеевич, вы сейчас работаете над «Смертью Тарелкина» по пьесе великого русского драматурга А. Сухово-Кобылина. Что это будет за спектакль?

Одна из важнейших тем этой пьесы — подмена понятий. Например, когда мы трактуем понятия прогресса или эмансипации так, что они приобретают какие-то извращенные смыслы. Вот мы подписали международные акты о правах человека, доктор обязан следить за здоровьем подследственных, а мы имеем дело Магнитского… И в этой пьесе есть персонаж — доктор, который говорит: «Что я о свидетельствовать должен!? Да нет, я таблетку ему пропишу». В этой пьесе вообще нет положительных персонажей.  Н. В. Гоголь о своей комедии «Ревизор» в свое время сказал, что там один положительный герой — смех. И это так же справедливо для «Смерти Тарелкина». На мой взгляд, это какой-то потусторонний мир, который имеет свойство питаться кровью. Его и попробуем воссоздать.

Насколько получится?

Ну, специальной крови мы закупили много! (смеется)

Крови? То есть это будет страшная история?

Возможно, получится триллер на грани треша, как у Родригеса или Ромера: клыки будут вцепляться в горло. И это мужская история: женские образы тоже исполнят мужчины. Этот прием создаст зазор между персонажем и исполнителем, внесет дополнительный момент театральной игры. Двойственность, способность «оборачиваться» (от слова «оборотень»), перевоплощаться, превращение всех во всех — очень важны для этой пьесы: получается такое мерцание смыслов. Ведь до конца не ясно, кто перед нами — человек или вампир, вурдалак, каких тогда называли.

В этой истории возможен какой-то положительный исход?

Нет, этот спектакль в таком случае не дает решений, он только задает вопрос о том, что же происходит с нашим обществом, где проходит грань между миром закона и беззакония, чести и бесчестия, справедливости и беспредела. Чтобы утешиться и порадоваться, есть другие спектакли, а этот — исследование абсолютного зла. Но зритель должен понимать: это комедия-фарс, и смех здесь другого рода — он не забавный и добродушный, он на грани отчаяния. И, конечно, этот текст — настоящий русский язык, язык ХIХ века, которым написана пьеса, со сложными оборотами, — мы намеренно не адаптировали текст, так что какие-то слова или выражения можно будет посмотреть в словаре. Тем не менее мне кажется, все понятно — и скучно точно не будет.

Вы расстраиваетесь, когда зритель уходит?

Всегда, и пытаюсь понять, почему. Любой спектакль эмоциями и чувствами наполняют зрители, они своими реакциями, смехом или напряженным вниманием к действию создают спектакль здесь и сейчас. Для этого мы и идем в театр. За это мы и любим театр. И самое худшее, что может случиться, — обманутые ожидания. Конечно, бывает недопонимание зрителем стилистики или жанра спектакля, решения режиссера: зачем, например, в спектакле по «Преступлению и наказанию» Порфирий Петрович скачет на скакалочке?! Несовпадение образа произведения зрителя и создателей спектакля может вызвать диссонанс. Но мне кажется, лучше всего попытаться идти за спектаклем, попытаться понять: а почему? Поэтому театр требует даже не насмотренности — открытости, готовности принять необычную интерпретацию. Современный театр—театр режиссера: мы смотрим не совсем Достоевского или Мольера. Мы смотрим Шекспира в постановке режиссера X. Или Сухово-Кобылина в постановке режиссера Y. И всякий раз это момент встречи, волнующий и тревожный. И хорошо бы, чтобы и театр, и зритель были к ней готовы, чтобы эта встреча произошла без потерь со всех сторон (смеется).

Три факта об Олеге Рыбкине и его новом спектакле:

Дипломный спектакль Олега Рыбкина — «Свадьба Кречинского». Это первая часть трилогии Сухово-Кобылина о чиновнике Тарелкине, поставлена в Красноярском театре им. А. С. Пушкина в 1993 году. «Смерть Тарелкина» — заключительная часть трилогии «Картины прошедшего». Премьера состоится 16 февраля 2020 года. В 1966г. «Смерть Тарелкина» ставил Петр Фоменко, учитель О. Рыбкина. Правда, спектакль продержался в репертуаре не долго — его запретили по цензурным соображениям. Олег Рыбкин хочет посвятить спектакль памяти своего Мастера. Настольная книга Олега Рыбкина — двухтомник Н. Волкова о В. Э. Мейерхольде —библиографическая редкость, изданная в 1929 году.Томов должно было быть три, но после ареста режиссера третий том так и не вышел. Мейерхольд так же ставил «Смерть Тарелкина». 

Автор текста: Клавдия Стельма Хович

ул.Мира,73

тел.: +7(391)222-38-39, 222-38-25, 222-38-24

new.sibdrama.ru @sibdrama 

Оставьте комментарий